Татьяна Автухович: «Я вообще не представляю себе жизнь без книг и чтения»

Рубрику «Читаем вместе» продолжаем интервью с заведующим кафедрой русской филологии, доктором филологических наук, профессором Татьяной Автухович.

– Татьяна Евгеньевна, какую книгу Вы прочитали первой?

– Вряд ли я могу сейчас точно назвать первую прочитанную книгу, но помню, что книг в доме было очень много, причём некоторые были изданы ещё до моего рождения, и именно эти издания, зачитанные братом и сестрой «до дыр», вызывали в детстве особенно трепетное чувство, словно ты прикасаешься к череде читателей, которые подсказывают тебе, что именно эту книгу нужно обязательно прочитать. Такими были «Дубровский» А.С. Пушкина с иллюстрациями Д. Шмаринова (1949 г.) и «Всадник без головы» Майн Рида.

– Без каких книг Вы не можете представить свою жизнь? Каков Ваш рецепт духовного «питания»?

– Я вообще не представляю себе жизнь без книг и чтения. Чтение – расширение сознания, взгляд на другую сторону действительности, духовный диалог с Другим, и в этом отношении ничто не заменит книгу, в целом искусство. Если книга – это духовная пища (древнейшая метафора), то газеты, интернет предлагают её искусственный заменитель, имитацию, не более того. В то же время я далека от снобистского презрения к каким-то видам литературы, потому что главное – уметь понимать прочитанное, и в этом отношении в любой книге, даже массового автора, подготовленный читатель найдёт материал для размышления.

– Как Вы выбираете новые книги для чтения?

– Чтение – моя профессия, поэтому стараюсь читать много, чтобы быть в курсе того, что происходит и в современной литературе, и в литературоведении. Но, как правило, алгоритм выбора выглядит так: хочу разобраться, чем же так «цепляет» этот автор, в чём его тайна. С этого исследовательского «зуда» в разные годы частью моей жизни и ежедневными собеседниками становились С. Кржижановский, В. Набоков, И. Бродский, О. Ильина-Боратынская, Т. Толстая, в последнее время – Д. Глуховский, романы которого «Будущее», «Текст» – произведения с «двойным» дном, где за динамичным и увлекательным сюжетом кроется загадка, требующая решения. И ещё современная белорусская поэзия: Вальжина Морт, Франтишек Брыль, Таня Скарынкина, Юля Тимофеева, Джети (Вера Бурлак) – это авторы европейского уровня и в то же время вырастающие из национальной традиции. И совсем личное: в последнее время – в силу возраста, конечно, – появилось сожаление о том, как много я не успела и уже, наверное, не успею прочитать…

– Кто Ваш любимый литературный герой и почему?

– Как Вы думаете, может ли быть один любимый герой как некий образец, модель жизнеотношения, у человека, постоянно изменяющегося в течение жизни, не говоря уже о том, что постоянно меняется мир вокруг, – в моём случае это жизнь в СССР, потом в период «перестройки», теперь в независимой Республике Беларусь?!! Поэтому мои любимые герои менялись от романтического бунтаря типа лермонтовского Мцыри в юности к человеку, для которого характерно мудрое приятие мира и Другого, как у позднего Пушкина, в последние годы. Тем не менее, если попытаться очертить «сводный» психологический портрет моего любимого литературного героя, то это будет человек с активной жизненной позицией – борец за справедливость, человек с авантюрной жилкой, интеллектуально активный – герой-мыслитель, человек, способный к «самостоянью» по слову Пушкина и в то же время рефлексии над собственными поступками.

– Случалось ли Вам откладывать книги, так и не дочитав? Если да, то по какой причине?

– Не люблю книги, в которых не чувствуется стиль, неповторимая авторская интонация. Если стиль – это человек, то интересны прежде всего книги, за которыми стоит необычная личность, с оригинальным видением и пониманием мира, что выражается именно в стиле. В книге должна захватить уже первая фраза, максимум первый абзац, если этого ощущения новизны не возникает, можно дальше не читать.

– Насколько актуальна для современного молодого человека древнерусская литература? Что стоило бы почитать?

– Известный учёный И.П. Ерёмин сравнивал древнерусскую литературу с комнатой, в которой спрятаны несметные сокровища, но ключ от неё утрачен. Другими словами, за не всегда понятным языком дневнерусских авторов скрывается иное видение времени и пространства, иной тип мышления, символичный и потому более экономный, и этим, кстати, интересна любая древняя литература, не только русская. Что касается второго вопроса, то опять же это вопрос не о том, что читать, а о том, как читать и что в тексте найти. И тут в древнерусской литературе огромный диапазон от поиска пути к Богу и Бога в себе в житиях святых до поиска своего места в мире в «Хождении за три моря» Афанасия Никитина и своего «я» в демократической литературе XVII века, например, в «Повести о Горе-Злочастии».

– Чем могут быть полезны жития святых современному человеку?

– Жития святых могут быть интересны только тому, кто «духовной жаждою томим», кто хочет понять, зачем он «вброшен в этот мир», и пытается сравнить разные образцы построения своей жизни как единого текста. Жития дают один из вариантов ответа на эти вопросы. Думаю, молодым людям будет интересна «Повесть о Петре и Февронии Муромских», которые в России признаны святыми покровителями семьи, потому что история их жизни – это история пути друг к другу и подлинной, не телесной, а духовной любви.

– Изменился ли интерес студентов к литературе за время Вашей работы в университете? Отражается ли это на внутреннем мире студента?

– Меньше стал интерес к классике, но мне кажется, что студенты читают другие книги, и это нормально: новое время ставит новые вопросы и требует новых ответов на них. Студент в любую эпоху прежде всего устремлён к внешнему миру, стремится узнать всё новое, и только с возрастом приходит желание познать себя, и тогда в твою жизнь входит классика с её вечными истинами.

– Как Вы относитесь к современным форматам: электронной книге и аудиокниге?

– Спокойно. Это удобный формат, особенно в путешествии. Но неслучайно специалисты говорят о том, что подобный тип чтения поверхностный: прочитанное на электронном носителе плохо усваивается, быстро забывается, а услышанное в аудиокниге в актёрском исполнении даёт готовую интерпретацию, которая может быть интересна, но полностью исключает самостоятельное восприятие. Поэтому ни электронная книга, ни аудиокнига не заменят традиционную печатную книгу с её шелестом страниц, ощущением приобщённости к другим читателям, с которыми, как и с автором, ты неизбежно вступаешь в диалог.

Поделиться

Читайте также: