Сергей Морозов: «Фотограф совсем по-другому смотрит на мир»

Главный корпус Гродненского государственного университета имени Янки Купалы – старинное здание, которое таит в себе интересную историю и имеет необычный и завораживающий вид, как будто магнетизирует фотообъектив прохожих и туристов. А в объективе доцента кафедры журналистики Сергея Морозова сооружение выглядит как-то особенно живо, ярко, красочно, в последнее время ещё и с недоступного ранее ракурса – с высоты птичьего полёта. С читателями нашей газеты гродненский фотограф поделился особенностями своего восприятия мира.

– Сергей Павлович, расскажите, почему фотографируете ГрГУ имени Янки Купалы?

– Это мой родной университет. С alma mater у меня очень давняя и тесная связь. Класса с 7-го приходил в университет к маме на работу, затем сам поступил на исторический факультет, потом – магистратура, аспирантура, сейчас здесь работаю. Ещё мой дедушка был когда-то деканом филологического факультета. Так что, бесспорно, университет – часть моей жизни. Хочется, чтобы так было всегда. Сам по себе корпус красивый, старинный. Вообще, люблю фотографировать исторические памятники.

– Как изменились Ваши фотографии с приобретением дрона?

– В прошлом году у меня возникло впечатление, что уже достиг предела своих возможностей. Самым главным ограничением у фотографа является привязка к ракурсу. Мы ходим по земле, и фото делаем с земли: можем присесть, подпрыгнуть, забраться на второй либо третий этаж, но выше подняться не сможем. И вот дрон как раз эту проблему решает. Если раньше мог снять объект пусть с разных сторон, но в одной плоскости, то сейчас доступен любой ракурс.

– С чего началось Ваше увлечение фотографией?

– Помню, в нашей семье каждый имел свой фотоаппарат, и у меня в детстве был «Зенит». В советское время мы сами снимали, проявляли плёнку, сушили фото: дома была мини-лаборатория, ванночки для печати. Любовь к фотографии с тех пор и зародилась. Где-то в 90-е годы был перерыв, но уже в 2004-м купил первый цифровой фотоаппарат, двухмегапиксельный и стал более активно заниматься фотографией.

– Фотография сейчас это модно?

– Да. В мире модной она стала в середине 90-х, когда появилась цифровая аппаратура и снялось ограничение на количество снимков. У нас эта мода появилась в середине нулевых. До этого момента фотография была уделом профессионалов, ведь нужно было изучить огромный свод правил, в первую очередь технических. Сейчас есть мобильный телефон, и каждый может сделать кадр, не задумываясь о том, как этот процесс происходит. Если состоялось какое-то событие, но фотографии нет, то как будто и события того не было. Фотография сегодня очень значима для исторической и социальной памяти индивидуума и общества в целом.

– У Вас есть творческие проекты?

– Да, проекты есть всегда. В 2011 году у меня был серьёзный творческий кризис: слишком увлекла комерческая съёмка. И в один момент понял, что из художника становлюсь ремесленником. С тех пор много сил уходит именно на творческую работу. Имидж творческого человека для меня гораздо важнее. Моральное удовлетворение превосходит финансовую выгоду. Сейчас реализую от одного до трёх замыслов в год. Это и скоротечная реализация одиночных идей, и глобальные проекты, которые осуществляются на протяжении продолжительного периода и требуют полного погружения.

– Что видит фотограф, чего не видит обычный человек?

– Мне кажется, что фотограф совсем по-другому смотрит на мир. Вот вы смотрите на коридор, что вы там видите? Я вижу линии, геометрию, угол падения света, линейную перспективу. То есть совершенно другое восприятие мира. Думаешь линиями, контрастами, светом. Это приходит с опытом.

– Какие снимки у Вас получаются лучше – спонтанные или подготовленные?

– Постановочные фотосессии в принципе не получатся хорошо, если их не подготовить. Нужно и интерьер подобрать, и макияж сделать, и свет настроить. А дальше идёт импровизация в заданном направлении. Но если брать пейзажную фотографию, то там невозможно подготовиться. Ты можешь быть весь обвешен техникой, долго высматривать, где солнце, как будет падать тень, и стараться выбрать точку, но в момент, когда ты приступаешь к работе, может резко испортиться погода, и тогда вся твоя подготовка – насмарку. Иногда больше играет роль случайность, шанс, а иногда качество подготовки.

– Какие, на Ваш взгляд, самые главные составляющие хорошей фотографии?

– Эмоции, проявление творческого Я фотографа, авторское начало фотографии. Можно сделать снимок, он будет академически правильный, но холодный, безжизненный. А можно не совсем технически правильно, не соблюдая какие-то законы композиции, но он будет гармоничен, будет привлекать внимание, и в нём будет читаться история, эмоция, настроение. У меня есть девиз, который даже на визитках своих пишу: «Настоящая фотография – это живая фотография, снимок, отображающий и вызывающий эмоции». По снимку всегда видно, вложил автор свою душу или просто технически выполнил задание. Допустим, туристы снимают один и тот же архитектурный памятник. На один снимок мы смотрим и видим памятник, а на другой смотрим – и восторг – какой памятник! Чувствуется тепло или дух момента. Важен подход: человек пропустил через себя то, что увидел, или он отнёсся к делу формально.

– Чего никогда нельзя допускать при сьёмке?

– Нельзя останавливаться на первой фотографии. Не факт, что этот кадр будет лучшим. Бывает, приходишь, выбираешь объект, становишься, и тебе кажется на первый взгляд, что вот оттуда падает свет на здание или объект, значит, фото будет удачным. Делаешь разные кадры, настройки, в принципе тебя устраивает результат, но уходишь с места, где делал снимок, уже не тем путём, которым шёл, и тут ты понимаешь: именно отсюда на самом деле объект раскрывается. По своим творческим проектам часто замечаю: проходит фотосессия, час-два снимаю, уже всё отсняли согласно плану и сворачиваемся. Потом – последний дубль. Он может затянуться ещё на полчаса, и чаще всего с него и берётся финальная картинка.

– Существует ли этика фотографии, в чём она заключается?

– Думаю, главное – не навредить. Не нужно делать фотографии, которые могут нанести вред другим людям, обществу, раскрыть информацию частного характера, не предназначенную для публики. Случайная фотография может испортить кому-то жизнь. Если возникают сомнения, то не делаю снимок.

– Как Вы относитесь к заимствованию идеи?

– На мой взгляд, фотограф в своём становлении проходит три этапа: копирование, сборный образ, то есть смотрит на одну, вторую, третью картинку и делает свою; третий этап – это собственная идея. Хотя мир огромный, людей много, всё так или иначе уже сфотографировано. Идея может быть одна, но подход совершено другой. Например, пейзажные фотографии Гродно делают многие. Но не все фотографии могут смотреться эффектно. Иногда просто бывает творческий ступор и надо почерпнуть вдохновение. Художники ведь тоже ходят в галереи на выставки других мастеров за вдохновением. Я не считаю в творчестве плагиатом развитие или переосмысление чьей-то идеи. Хотя сделать ремейк и превзойти первоисточник непросто.

– Часто ли Вы критикуете фотографии – свои и чужие?

– Стараюсь не критиковать. Комментарии пишу относительно часто, раза три перечитаю текст, исправлю, выверю, чтобы моя мысль была чёткой и понятной… и закрываю страницу, не отправляя. Считаю, что критиковать нужно либо когда тебя просят, либо когда ты понимаешь, что можешь действительно помочь улучшить фотографии. Но это однозначно не должна быть публичная критика. Свои работы критикую постоянно, порой довольно сложно выбрать наиболее достойные. С этим помогает справиться моя жена. Она для меня выступает в качестве художественного цензора. Нас с ней, кстати, тоже свела фотография: познакомились в фотоклубе.

– Самый трогательный отзыв о Вашей работе?

– Много отзывов вспоминается, но чтобы трогательный… Вот первый хорошо помню. С новым цифровым фотоаппаратом поехал по летней программе в Польшу. На протяжении целого месяца жил и фотографировал людей, природу. Всеми фотографиями делился с организаторами летней школы. И вот как-то я к ним зашёл отдать фотографии, задержался в коридоре, и тут услышал их разговор обо мне: «Человек фотографирует нон-стоп, и фото получаются очень хорошие. Откуда у него столько энергии и эмоций?» А потом по окончании работы летней школы они мне прислали открытку, на которой был коллаж, четыре из шести фото – мои. Думаю, для меня важно было услышать тогда их одобрение.

– Можно ли назвать фотографию произведением искусства?

– Да, однозначно. На первых порах, когда фотография только появилась, это середина XIX века, она таковой не считалась. Одной из причин было длительное время выдержки, от нескольких часов до нескольких минут, что существенно ограничивало возможности фотографии. Сегодня же у автора-фотографа работа ничем не отличается от художника. Просто инструмент другой: не кисточка, а фотоаппарат.

– На Ваш взгляд, фотограф с большой буквы – кто он?

– Фотограф с большой буквы – это творческая личность, которая с альтруизмом пытается сделать что-то значимое, оставить свой след, возможно, вскрыть либо решить проблему, а, может, просто сделать мир чуточку лучше и добрее. Важна не та фотография, за которую просто платят деньги, а та, которая будет оценена в художественном, историческом либо творческом плане. Такие фотографии сами становятся событием, облетая весь мир. – Что есть высшее удовольствие для фотографа? – Сделать такой снимок, в котором ты прыгнул выше своей головы. Или наконец-то сфотографировать то, что годами не можешь: то технической возможности нет, то не попадаешь в нужное место, то не подходящие погодные условия. Может, кто-то сказал бы, что это победа в каким-нибудь конкурсе. Но для меня награды, призы – это преходящее, сегодня есть, завтра о конкурсе забыли. А вот фотография, которая может украсить твоё творческое портфолио и радовать зрителей, есть высшее удовольствие.

– Мучают ли Вас образы неснятых кадров?

– О, да! Есть кадры, из-за которых чуть за локти себя не кусаю. Есть такие, которые я снял, но не так, как можно было. И получился просто кадр, а позже понимаешь, что еще бы дубль, миллиметр или чуть другой ракурс и мог быть шедевр. Иногда удачно всё сходится в одном месте, а ты не сделал снимок, и потом жалеешь. Эти неснятые кадры, словно рана, которая кровоточит.

Татьяна СУШКО

Поделиться

Читайте также: