Викентий Тарковский: «Думать – это рациональный, аналитический процесс, а когда ты видишь красоту, то уже не думаешь, а чувствуешь»

Говорят, что талантливые люди – талантливы во всем. Викентий ТАРКОВСКИЙ, заместитель декана физико-технического факультета Гродненского государственного университета имени Янки Купалы, кандидат физико-математических наук, доцент, создаёт не только экспериментальные приборы для студентов-физиков, но и шедевры, мастерски орудуя кистью. Как удаётся с успехом совмещать эти виды деятельности, он рассказал в интервью корреспонденту газеты «Гродзенскі ўніверсітэт».

ДОРОГА К ЗВЕЗДАМ

Тяга к рисованию появилась у Викентия Тарковского раньше, чем интерес к физике. Будучи маленьким мальчиком, он, как и многие дети, просил маму нарисовать ему что-нибудь на листе бумаги. У неё получалось это великолепно.

Знаю точно, что у моей мамы был дар рисования, но она его не развила, так как в то время, после военной разрухи, не до того было. Помню, она так живенько изображала карандашом на бумаге людей. Мой отец был кузнецом. А прадед очень красиво писал, отличался каллиграфическим почерком. Возможно, и мне что-то от них передалось, – поделился воспоминаниями собеседник.

В раннем детстве маленький «художник» рисовал цветными карандашами, потом пробовал акварелью, затем гуашью и маслом… А первый «шедевр» создал, будучи учеником четвёртого класса. Это был фантастический сюжет:

Помню, одноклассник подарил мне диафильм «Дорога к звёздам». Как раз в тот период выходило много разных альбомов на тему космоса. Увиденные картинки настолько сильно на меня подействовали, что я захотел воссоздать свои фантазии. Я рисовал звёзды, полёт союза «Аполлон».

Это стимулировало интерес Викентия к астрономии, и уже в пятом классе он знал все звёзды, изучив учебник по астрономии за 10 класс. А вот физика понравилась ему не сразу:

Интерес к физике появился, когда у нас в десятом классе сменился учитель – приехал молодой физик, выпускник вуза, который как-то демократично подходил к процессу обучения. Именно его уроки зародили интерес к физике.

ИДЕАЛЬНЫЙ ДУЭТ

Учителем математики в школе у Викентия Тарковского был Алексей Дмитриевич Гачко, который рассказал о Гродненском государственном педагогическом институте, где учился и в то время уже преподавал его сын Геннадий.

Решил поступать в институт Викентий Викентьевич не сразу после окончания школы, год ему довелось поработать фрезеровщиком на заводе станкопринадлежностей в Барановичах, где как раз пригодилось развитое с детства наглядно-образное мышление начинающего художника.

Это было связано с некоторыми семейными обстоятельствами: у мамы случился инсульт. А уже спустя год, когда мама поправилась, настроение изменилось и появилось желание учиться, – пояснил собеседник.

УСПЕШНЫЙ ДЕБЮТ

Во время обучения на физическом факультете Гродненского пединститута Викентий не бросал изобразительное искусство, но на новом месте, в городе, заметно изменилась тематика картин:

Если раньше меня привлекала фантастика, космос, то теперь появилась ностальгия по природе. Меня потянуло к пейзажной живописи, с тех пор она занимает главное место в моём творчестве.

Однако, как вспоминает Викентий Викентьевич, доводилось ему писать и портреты: во время службы в армии он рисовал известных полководцев, представителей политбюро и высшего командного состава.

Во время обучения в аспирантуре Института физики академии наук БССР Викентий Тарковский был командирован в Москву. Тогда, по воспоминаниям собеседника, в Минске невозможно было купить инструменты для рисования: они предназначались только для членов союза художников. А в Москве всё было доступно.

Будучи в командировке в Москве, купил этюдник, краски и в свободное от аспирантуры время – вечером – практически каждый день рисовал, – поделился Викентий Викентьевич.

В конце 1985 года состоялась первая выставка его работ. Она проходила в холе Института физики в Минске. В 1987 году по возвращении Викентия Тарковского в Гродно выставки состоялись и здесь: в кинотеатре «Октябрь», в Музее истории и религии, в галерее Тызенгауза, в музее купаловского университета.

ЕСТЬ ТАКАЯ ПОТРЕБНОСТЬ

Однажды у Викентия Викентьевича один недоумевающий знакомый спросил, зачем он, физик, занимается живописью.

Я не успел еще ничего произнести в ответ, как мой товарищ дал очень хороший ответ: «Да потому что он без этого жить не может!». Думаю, он правильно подметил. У меня действительно есть такая потребность – рисовать, – пояснил собеседник. – Но если я занимаюсь физикой, то я – не художник, а если я художник, то физикой я не занимаюсь. Считаю себя лучшим физиком среди художников и лучшим художником среди физиков.

Стремление к прекрасному способствует разрядке, помогает расслабиться – долгие научные поиски требуют эмоциональной подпитки. А написав картину, Викентий Тарковский с новыми силами берётся за науку. Так эти занятия чередуются и даже помогают друг другу.

Происходит то же самое, что и при взаимодополняющих цветах. Возьмём, например, синий и оранжевый. Если они рядом, то они друг друга дополняют и усиливают: оранжевый становится ещё более оранжевым, а синий – ещё более синим, – провёл аналогию собеседник.

Говорят, что художники пишут картины, когда их посещает муза. А вот у Викентия Тарковского вдохновение есть всегда, но занимается живописью он в свободное от работы время: в выходные и в отпуске. Главное – дневной свет, так как, по словам собеседника, вечернее искусственное освещение искажает цветопередачу.

Сегодня в каталоге у Викентия Викентьевича, который он начал вести ещё в школьные годы, 650 работ. Ежегодно из-под его кисти выходит около 24 картин. Пишет он картину на одном дыхании:

Обычно утром сел, а когда начало смеркаться – закончил. Но если это сложные картины, которые технически невозможно сделать за один присест, тогда прерываю работу. Например, несколько раз я делал копии картин в уменьшенном размере. Это очень сложно, так как все детали нужно уменьшать. Легче всего писать большие картины. Берутся большие кисти и свободными мазками наносятся краски. К тому же когда пишешь, азарт приходит и хочется увидеть побыстрее готовую работу, – рассказал Викентий Викентьевич.

Рисует художник всё по памяти. На чистый холст наносит несколько линий: линию горизонта, линию леса, намечает основные пропорции. А дальше – краской. Сначала рисуется всё то, что далеко, потом – то, что ближе и ближе. А на вопрос, о чём он думает, нанося на холст краску, Викентий Викентьевич ответил:

Думать – это рациональный, аналитический процесс, а когда ты видишь красоту, то уже не думаешь, а чувствуешь. Когда-то у одного художника спросили, о чём он думает, когда рисует картину. На что он ответил: «Я не думаю, я волнуюсь». Вот и я то же самое чувствую.

Очень много картин он дарит друзьям, знакомым на юбилей – нравится доставлять людям удовольствие.

Пейзаж, как говорил Левитан, это удивительно тонкое дело – надо попасть в нужное настроение, тон, колорит. Если попал – всё будет хорошо. А если не попал – всё пропало, – отметил собеседник, замечая, что есть среди его работ и те, которые ему не нравятся. Случается, правда, это не часто.

В завершение беседы Викентий Викентьевич поделился тонкостями искусства: например, для того, чтобы цвет неба был натуральным, надо добавить в голубую краску коричневую – если взять просто голубую краску, будет неестественно. А чтобы получился красивый закат неба, не нужна красная краска. Здесь понадобится охра.

Рисуя картину, художник, так или иначе, передаёт своё настроение, – утверждает Викентий Тарковский, – которое впоследствии будет оказывать влияние на человека:

Даже если художник будет писать портрет с фотографической точностью, всё равно он это пропустит через себя, и будет уже не фотография, а его уникальная работа. В картинах закладывается психологическое состояние, в котором находился художник, когда писал. Чисто логически это трудно объяснить.

В планах у Викентия Викентьевича – подготовка докторской диссертации по физике и организация ретроспективной выставки картин.

А пока же у него – рабочие будни. Он обучает студентов-физиков пользоваться лазерами на красителях, которые очень похожи на краски в живописи. Эта экспериментальная установка, созданная учёным ещё в аспирантуре в рамках кандидатской диссертации, находится в лаборатории учебного корпуса на БЛК, 3, а название её прямо из души художника – «Палитра».

Татьяна СУШКО

Поделиться

Читайте также: