Люди, которые стояли у истоков Купаловского университета: выдержки из рукописи «Судьбы работников Гродненского государственного университета имени Янки Купалы в годы Великой Отечественной войны»

«Судьбы работников Гродненского государственного университета имени Янки Купалы в годы Великой Отечественной войны» – рабочее название рукописи, над которой трудится кандидат исторических наук, доцент Андрей Гецевич. В настоящий момент книга содержит информацию о 93 работниках университета, которые прошли тяготы военного лихолетья – 83 мужчинах и 10 женщинах. Это воспоминания работников и документальные свидетельства их участия в военных действиях – от автобиографий до наградных документов. Среди героев – ректоры, деканы факультетов, заведующие кафедрами, преподаватели, работники отделов, библиотеки, хозяйственных подразделений, коменданты общежитий. На пороге 80-летия Гродненского государственного университета имени Янки Купалы мы вспоминаем людей, которые стояли у истоков Купаловского университета и публикуем выдержки из рукописи на страницах газеты «Гродзенскі ўніверсітэт».

Дети войны – самая трудная и болезненная для автора тема. Среди работников университета есть малолетние узники – Виктория Томасовна Синчилина (заведующая канцелярией) и Николай Андреевич Мусиенко (заведующий физическими лабораториями, ассистент и старший преподаватель кафедры общей физики). Других – малолетних участников боевых действий – значительно больше. Сегодня трудно представить, что им пришлось пережить и как они не только выжили в тех тяжёлых условиях, но и смогли адаптироваться и не ожесточиться в мирной жизни, работать педагогами.

Синчилина Виктория Томасовна

«Войну встретила в возрасте трёх лет в деревне Красное, на границе Смоленской и Витебской области. Немецко-фашистские войска танковой дивизии и пехота двигались через деревню в 1941-ом году в сторону Москвы, встречая ожесточённое сопротивление Красной армии. Особенно сильным было сопротивление под Смоленском, дабы сдержать натиск фашистской орды, двигающейся в сторону столицы советского союза. Первых немецких захватчиков Виктория Томасовна, её старшие братья и другие подростки встретили на берегу реки Днепр, где ловили щук. Немецкие войска оккупировали деревню, въехав в неё на мотоциклах и бронетехнике. «Нас выселили из комнаты. Мы с братьями Севой и Вальтером ложились на печке, а папа с мамой спали на кухне», – вспоминала Виктория Томасовна тяжёлое время оккупации. Многих людей заставили покинуть обжитые добротные дома и переселиться к соседям. Вечером в тот же день немцы в пьяном виде ловили курей и гусей. Тем, кто пытался защитить свое хозяйство, угрожали оружием. Через полгода вся семья, включая отца, который был инвалидом с травмой руки и не мог пойти на фронт, была отправлена в Германию в трудовой лагерь, где родители Виктории Томасовны работали на немецком предприятии возле города Магдебург. В лагере кроме мирных жителей были военнопленные, советские, французские, бельгийские и польские военные. Дети жили с родителями в бараках. В школу не ходили. Подростки, кто был постарше, тоже привлекались к труду. Между немецкими детьми и детьми-узниками из территории советского союза часто были столкновения. В городе Магдебург существовали молодёжные профашистские организации «Гитлерюгенд», члены которых приходили драться с советскими подростками. Часто руководство лагеря наказывало советских детей после получения достаточного отпора в этих конфликтах. Их сутки не кормили едой, давали только воду. Многих помещали в закрытые помещения, ограничивали перемещения по лагерю или запрещали выход из него. С обеспечением продуктами питания в целом было очень сложно. Дети часто не доедали, были худые, голодные и измождённые. Дети добывали еду, подрабатывая у немецких фермеров, хутора которых располагались неподалёку, ловили рыбу в озере, тем самым помогая родителям и близким. Часто происходили бомбардировки города Магдебург и близлежащей территории, где находился лагерь. Много людей, в том числе и дети, погибли во время обстрелов города. Такая непростая жизнь продолжалась до освобождения территории советскими войсками. В 1945 году немцы спешно покинули лагерь. Освобождённые узники проходили спецпроверки и, наконец, были отправлены на Родину».

Из рукописи «Судьбы работников Гродненского государственного университета имени Янки Купалы в годы Великой Отечественной войны»

Работники университета воевали на основных фронтах Отечественной войны, партизанили, спасали жизни в блокадном Ленинграде, а также принимали участие в войне с Японией, Финляндией. Многие из них, в силу возраста, проживали на временно оккупированных врагом территориях и вступили в ряды Красной Армии в последний период войны.

«Зимой 1942 г. нас, группу военнопленных, около 80 человек, привезли в г. Лиду. Это были люди, оказавшиеся в неволе вследствие ранений, контузий, увечий, немногие из тех, кто выжил в лагере смерти в Рославле. Несколько месяцев совместной лагерной жизни крепко спаяли изувеченных физически советских людей. Тройка коммунистов Николай Воронин, Валентина Епанешникова и автор этих строк исподволь выявили настроение товарищей по фашистской каторге и постепенно привлекли их к антифашистской деятельности. Обстоятельства определили и наш профиль. Мы действовали первоначально в одном единственном направлении – вселить веру в неизбежность краха гитлеровцев. Только тот, кто пережил кошмар фашистской неволи, может понять, как это было важно в сердце своём иметь неугасимое пламя этой веры. Сначала агитация была устной, но вскоре стала и письменной. Огрызком карандаша на клочках бумаги писались скупые цифры, направления боевых фронтов, названия городов и районов, освобожденных Красной армией. Так передавалось содержание сообщений Совинформбюро. Незримыми и неуловимыми нитями шли эти сообщения от одного к другому, связывая их в одно целое.

В самой Лиде наша группа действовала около года. Мы собирали оружие и медикаменты, необходимые для партизанских отрядов. Разумеется, и оружие с боеприпасами и медикаменты были немецкими. Подпольщики их доставали при разгрузке санитарных эшелонов в ночное время. Госпиталь принимал раненых с фронта. Ночная тьма, вокзальная суета, стоны и проклятия раненых, которым не до винтовок и гранат, положенных рядом с ними, прикрывали эту опасную, но до невероятности нужную работу – сбор оружия. В кочегарке городской бани, куда доставляли раненых с вокзала, работал чудесный подпольщик, человек уже немолодой, бывший железнодорожник Петр Михайлович Воробьев, которому мы и перекидывали «конфискованную» горстку патронов, удачно вытащенную из под носа стражи гранату. К Воробьеву являлся другой чудесный человек Андрей Иосифович Анацкий, тоже в годах подпольщик и уносил добычу в явочные квартиры, откуда партизанские связные, которые регулярно навещали город, вывозили все это в отряды.

Медикаменты доставала «женская» половина подпольщиков. В госпитале работали Валентина Епанешникова, Клавдия Комарова, Зина Тукай, Ольга Шланг. Вот им и приходилось вместе с другими своими подругами заниматься конфискацией медикаментов. Много изобретательности проявили девушки в этом до крайности нужном деле.

Побег – сложный акт. Необходимо было обмануть охрану, «убрать» без шума унтер–офицера, приставленного к военнопленным, захватить минимум две автомашины, вооружение, боеприпасы. И всё это без единого выстрела. Малейшая ошибка могла привести к гибели всех участников. Но всё прошло благополучно. Николай Фролов, Василий Мороз и Алексей Новиков подогнали автомашины. Павел Бадалян, Иван Левин, Григорий Галенчик, Николай Новиков погрузили вооружение. Так на машинах, словно на прогулку, из немецкого гарнизона уехала эта группа».

«В декабре 1943 г, получив разрешение и приказ командования бригады им. Кирова, был организован побег военнопленных. Подготовка побега была проведена очень тщательно. Было рассчитано всё: как выдать автомашины, захватить вооружение, уничтожить охрану и вырваться из рабства. Решено было использовать баню, куда водили нас время от времени всей группой. Шоферы Николай Фролов и Романов подготовили машины. Два товарища, работавшие на складе оружия, подготовили ключи. С наступлением темноты под видом погрузки белья для дезинфекции одна машина была нагружена оружием и боеприпасами (несколько ящиков патронов, больше 30 винтовок, несколько автоматов, пистолетов и т.д.). В бане был убит унтер-офицер. На территории госпиталя были выведены из строя оставшиеся автомашины.

В ночь на 7 декабря мы прибыли в расположение бригады им. Кирова. Наша группа была разделена на 2 части: в отряды «Искра» и «Балтиец».

Из воспоминаний Гургена Амирхановича Мартиросова

Отдельно автор выделяет судьбы блокадников – людей удивительного мужества. Их врагом был не немецкий солдат, а голод. А они спасали жизни, жили и даже писали стихи. Разделила тяготы блокады медицинская сестра Екатерина Васильевна Осокина, которая в 1951- 1979 годах работала старшим преподавателем кафедры русской и зарубежной литературы Гродненского государственного педагогического университета.

Я – ленинградка!

Ленинград! Мой город навеки любимый.

Нас с тобой военная слила судьба.

Я твоя – и ленинградки имя

Я завоевала навсегда.

Для твоей защиты я окопы рыла,

На чердак взбиралась под сирены зов,

В госпитале раненых лечила,

За тебя в боях израненных бойцов.

Вместе мерзли мы зимой суровой.

Из опилок хлеб делили пополам,

А весною солнцу улыбаясь снова,

Я тебя от снега чисто убрала.

Для тебя на грядках свеклу я сажала,

Для тебя в лесу я напилила дров,

Для тебя ночами я стихи писала,

Но для чувства в песне не хватало слов.

Ленинград! Мой город навсегда любимый

Весь ты предо мной в белесой мгле

Каменный, большой, неповторимый

Самый лучший город на земле.

Е. В. Осокина. Весна 1943г.

Поделиться

Читайте также: