Владимир Сытых: «… взлёт души от того, что работа в радость и удовольствие»

14 мая 2020 года закончился жизненный путь уникального человека, посвятившего себя сохранению культурного наследия и развитию музейного дела Купаловского университета и Гродненщины, – Владимира Михайловича Сытых. Как первый директор и основатель Музея истории развития Гродненского государственного университета имени Янки Купалы он создал сокровищницу духовного наследия для целых поколений Купаловцев. На одной из страниц газеты «Гродзенскі ўніверсітэт», выпуск которой был посвящен 75-летию университета, есть его цитата: «ГрГУ – это … взлёт души от того, что работа в радость и удовольствие». Очевидно, что Владимир Михайлович пришёл работать в Музей по зову сердца и делал это с энтузиазмом, невзирая на трудности. Человек-творец, Человек с большой буквы, вечный двигатель, Человек-легенда – так называют его люди, которые трудились рядом. Мы разместили воспоминания коллег о человеке, чьё имя всегда будет ассоциироваться с историей и традициями образования Гродненщины.

Впервые я встретилась с Владимиром Михайловичем в 2002 году. Умерла Екатерина Васильевна Осокина, ветеран кафедры русской и зарубежной литературы, бывшая блокадница, давно ушедшая на пенсию и совершенно одинокая, если не считать немногих бывших учениц, которые не забывали любимого преподавателя. Я не могла смириться с тем, что такой заслуженный человек уйдёт без должных почестей. Не помню, в каком университетском кабинете я встретила Владимира Михайловича и почему именно ему рассказала об этой ситуации. А вот остальное помню как сейчас. «Поехали!» – сказал он. Мы сели в его машину и отправились на Фолюш в воинскую часть. Не знаю, о чём он говорил с командиром, но четверо солдат на кладбище проводили ветерана войны Екатерину Васильевну Осокину прощальными залпами. Отдали ей подобающие воинские почести.

Вспоминая сейчас эту ситуацию, я думаю о том, что Владимир Михайлович не знал Екатерину Васильевну, да и меня видел впервые в жизни. И вполне мог равнодушно выслушать или сказать что-то вроде: «Ничем не могу помочь». Не сказал. Отозвался. Помог.

А дальше было много встреч уже в Музее – в его детище, его гордости. Бывший военный, не будучи музейным работником, он проделал титаническую работу – не по долгу службы, а по искреннему убеждению в том, что главное в университете – это люди, которые его создавали и создают, и что память об этих людях должна жить и одухотворять тех, кто пришёл на смену. Потому что без живой истории наше высокое Служение превращается в обыденную службу, человек-творец в исполнителя, а прожитая
жизнь – в бессмысленное тире между датами рождения и смерти. Владимир Михайлович был творцом по своей внутренней сути. Музей сразу стал центром притяжения, в нём охотно собирались студенты, которым Владимир Михайлович подбрасывал идеи, что и как сделать, о ком из ветеранов снять фильм, у кого взять интервью. И идеи у него были яркие, неординарные: однажды при встрече он рассказал мне о своём новом проекте «100 вопросов профессору» и зазывал прийти в Музей, чтобы снять такое интервью на плёнку. «Представляете, как это будет интересно!» – говорил он, и, слушая его, глядя на его воодушевленное лицо, я понимала, что главным в названии проекта было не слово «профессор», а слово «вопросы», за которыми стоял неподдельный интерес к человеку. Была бы возможность, он, наверное, у каждого сотрудника университета взял бы такое интервью. Потому что слова поэта о том, что «людей неинтересных в мире нет…», были и его внутренним убеждением.

Когда я пишу эти запоздалые слова признания, мною движет не только чувство благодарности Владимиру Михайловичу, но и надежда на то, что в созданном им ДЛЯ НАС Музее найдётся место для небольшой экспозиции, посвящённой ему.

Татьяна АВТУХОВИЧ, заведующий кафедрой русской филологии, доктор филологических наук, профессор

Десятилетие назад, когда о медиацентре университета если и говорилось, то в одном ряду с машиной времени и телепортацией, – у студентов, будущих журналистов, было другое место, куда они стремились после занятий и где продолжалось их профессиональное становление. Это Музей ГрГУ, душой и сердцем которого был Владимир Михайлович Сытых – удивительный человек, способный задержать слишком стремительную киноленту времени и, вглядываясь в образы прошлого, передать молодёжи их светлую гордость, их неподкупную честность. Студенты учились у Владимира Михайловича, а он не только раскрывал им секреты профессии, но и передавал тот огонёк, свет которого озарял ученические работы.

Помимо верности идее добра, помимо невероятной работоспособности, честности и принципиальности, было у Владимира Михайловича качество, которое теперь, через призму лет, видится мне главным в нём. Это – скромность. Он учился – ежедневно, ежечасно, ежеминутно – и не скрывал этого. Docendo discimus. Это как раз о таких людях, как он. Здороваясь, Владимир Михайлович непременно добавлял: «Профессор». Когда у меня брали интервью – там же, в музее Сытых, – я, прочитавший перед этим несколько лекционных пар, ощутил, что усталость прошла: в стенах, где оживала история, по-другому и не могло быть.

«Человек-легенда» – скажут со временем о Владимире Михайловиче. А для меня – так сложилось – это олицетворение Гродно с его скромным обаянием и мудрой неторопливостью, умением дарить открытия и готовностью служить людям.

Александр МУРАШОВ, профессор кафедры журналистики, доктор педагогических наук

Познакомились мы с Владимиром Михайловичем лет 15 назад, когда при кафедре стихийно образовался поэтический театр. Мы ставили спектакль по поэзии XVIII века, и тогда же возникла необходимость снять на видеокамеру эпизод в историко-археологическом музее. По замыслу, герой спектакля, прогуливаясь по картинной галерее, должен был увидеть девичий портрет и в его очертаниях узнать свою сокурсницу. Как это сделать профессионально, мы – филологи, технически не подкованные, – ума приложить не могли и уже готовы были отказаться от первоначальной идеи. Тогда и появился Владимир Михайлович со своей бессменной камерой, режиссёрскими познаниями и немедленной готовностью помочь. Внимательно выслушал, развеял панику, профессионально объяснил, что нужно подготовить. Но когда увидел наши понурые лица при слове «раскадровка», понял, наверное, что с филологами о технологических тонкостях говорить бесполезно. Поэтому сам организовал студентов, всё отснял, всё смонтировал, во время спектакля зрителям продемонстрировал, организовал для студентов финальную фотосессию – отработал по полной программе, абсолютно ничего не потребовав взамен. Откуда в нём это было? Старая советская
закалка – в лучшем её исполнении? Кодекс военной чести, заставляющий по первому зову протягивать руку? Внутренняя настройка на добро и служение людям? Сложно сказать.

Всегда деятельный, бодрый, приветливый, по-армейски подтянутый, он заряжал всех какой-то фонтанирующей энергией и искренним энтузиазмом. Когда он был директором музея, мы всегда знали, к кому идти за техподдержкой. Любил повторять, что всё это – ради университетской истории. Ради истории он создавал какие-то немыслимые архивы – фотографий, аудиоматериалов, видеозаписей, артефактов. Ради истории он собирал вокруг себя молодёжь, щедро делился знаниями и опытом. Студенты толпами ходили в музей, который на тот момент был настоящей творческой лабораторией. Ради истории он записывал фильмы о лучших работниках университета, а потом восхищался, насколько все они уникальны и интересны. Ему нужно было Дело, чтобы чувствовать свою сопричастность с людьми, с миром.

Последний раз встретились с ним год тому назад случайно на университетских ступеньках. С горечью рассказал о том, что уже расстался с музеем. На минуту осекся, поник, но тут же заговорил о совете ветеранов, о новых планах и проектах. И глаза опять загорелись, голос взбодрился, спина вновь по-военному выпрямилась. Таким он и останется в моём сердце – Человек, служивший Делу, а не лицам…

Ирина БАНАХ, доцент кафедры русской филологии, кандидат филологических наук

Сытых – это история. Все знают, что театр начинается с вешалки, для нас университет начинался с музея, который создал Владимир Михайлович. Он показывал нам паркет, по которому Янка Купала ходил в последние часы жизни, рассказывал о шпаргалках на белоснежной рубашке одного из студентов и о первом в Гродно студенческом билете.

Помню, как перед сессией мы забегали в музей и просили немного волшебства. Владимир Михайлович никогда никому не отказывал. У Юрия Домбровского есть книга «Хранитель древностей», в которой главный герой живёт своим музеем, своей работой, своими идеалами. Владимир Михайлович был хранителем древностей Купаловского университета.

Сытых – это голос. Командный, громкий, с чёткой дикцией, полный уверенности и оптимизма. Он был больше, чем просто учителем, он был единомышленником, психологом, другом. Владимир Михайлович ходил на все наши университетские спектакли, конкурсы и фестивали, поддерживал, болел за нас. До сих пор на сайте музея ГрГУ можно найти уникальные снимки, которых больше нигде нет. Для студентов-журналистов Сытых был локомотивом, за ним хотелось тянуться. Причём во всех смыслах этого слова. Как-то раз он зашёл в аудиторию и буквально с порога стал нас отчитывать: «Девчонки, вы же такие умные и талантливые, такие красивые и стройные, а сидите все абы как, сутулитесь, осанку портите. Вы журналисты! Вам завтра в кадр! На вас же вся страна смотреть будет!». Все девчата, как только слышали голос Владимира Михайловича, тут же расправляли плечи и выпрямляли спину.

Сытых – это самоотверженность. Он мог сидеть со студентами на монтаже до полуночи, когда кафедра журналистики готовилась к международным конкурсам. Он мог в ущерб собственным интересам ехать с нами на съёмки, предоставлять помещения музея в любое время для записи программ. Буквально за неделю до грустного события он помогал мне организовать поздравительные программы для ветеранов. Он никогда не жаловался, мы с одногруппниками ни разу не видели его в плохом настроении, как бы ему ни было трудно и больно. Владимир Михайлович любил повторять в начале занятий: «Все проблемы и неурядицы, весь негатив оставляем за дверью, а здесь мы создаём творчество». И мы создавали, и продолжаем творить, потому что на это нас зарядил наш мудрый учитель, наш единомышленник и друг – Владимир Михайлович Сытых.

Наталья ШМАТКО, журналист, выпускница ГрГУ имени Янки Купалы

Думая о Владимире Михайловиче Сытых, я ловлю себя на мысли, что не могу вспомнить, как началось наше знакомство. Наверное, потому, что Владимир Михайлович относился к разряду тех людей, про которых можно сказать, что знаком с ними всю жизнь. И действительно, все значимые события в жизни Купаловского университета в годы моей студенческой юности не проходили без Владимира Михайловича: объектив его фотокамеры ловил и сохранял для истории нашего вуза самые яркие кадры.

Основатель и хранитель музея Гродненского государственного университета имени Янки Купалы Владимир Михайлович всей душой болел за своё детище, всегда пребывал в творческом поиске и с безграничной щедростью делился своими находками с каждым, кто переступал порог музейной комнаты. Благодаря помощи Владимира Михайловича был собран богатый иллюстративный материал для Летописи нашего университета, которая стала роскошным подарком для всех универсантов к 80-летию alma mater.

Было у Владимира Михайловича и ещё одно увлечение, о котором он мог рассказывать долго и с энтузиазмом настоящего знатока, – пчеловодство. Мне кажется сейчас, что это хобби не было случайным, ведь поладить с маленькими труженицами-пчёлами может далеко не каждый человек, а лишь тот, кто чист и справедлив в своих поступках и помыслах. Именно таким был Владимир Михайлович. Солнечный оптимизм, искренность, отзывчивость и безграничная доброта – всё это о нём, о Человеке, чьё светлое имя навсегда останется в памяти и в сердце.

Анастасия ЗЕЗЮЛЕВИЧ, доцент кафедры журналистики, кандидат филологических наук

Владимир Михайлович представлялся мне своего рода вечным двигателем: казалось, его энергия и оптимизм никогда не иссякнут. Его жизненным девизом было деятельное добро. Конечно, он никогда бы не сказал об этом, потому что много говорил о людях, о своём детище, но очень мало о себе. И никогда от него не было слышно жалоб на то, что тратит дополнительное время на кого-то, что это не входит в его служебные обязанности. Мы в воскресенье хотим организовать экскурсию для участников олимпиады – и это лучшие часы из проведённых в университете школьниками. Первокурсники совсем другими глазами смотрели на свою alma mater после посещения музея и рассказа Владимира Михайловича. Он никогда не упускал возможность помочь людям.

У нас дачи были рядом, а для меня головная боль – уход за участком: без машины трудно добираться, да и начать дачный сезон удаётся лишь в конце июня, какой уж тут огород. Узнав случайно об этих проблемах, Владимир Михайлович выкосил все мои сотки за просто так, а потом звонил несколько раз и спрашивал, не нужна ли ещё помощь, хотя я не входила в круг его друзей, всего несколько раз по работе пересекались. Он Деятель, Творец…

Владимир Михайлович был простым и прямым человеком, таких интриганы считают простаками, путая наивность с порядочностью.

Да упокоит Господь Вашу светлую душу, Владимир Михайлович, хотя Вам-то по душе не покой, а Дело.

Светлана ГОРСКАЯ, доцент кафедры русской филологии, кандидат филологических наук

Поделиться

Читайте также: